У ФБР появится подразделение по слежке во Всемирной Паутине

овостному порталу «CNET» стало известно, что ФБР сформировало Центр содействия национальной связи (Domestic Communications Assistance Center), которому поставлена задача разработать новые технологии слежки, включая слежку в Интернете, перехват беспроводной связи, и интернет-телефонии.

ФБР недавно сформировало секретное разведывательное управление, которому поставлена очень амбициозная цель: разработать технологию, которая позволит полиции более эффективно вести прослушивание Интернет и беспроводной связи.

Новая структура, которая базируется в Куантико, и состоит как из агентов ФБР, так и Службы маршалов США (подразделение Минюста), а также агентства по борьбе с наркотиками DEA, является воплощением технологических разработок, которые, по мнению сотрудников ФБР, превосходят возможности правоохранительных органов по подслушиванию частных сообщений.

Умалчивая о создании своего Центра содействия национальной связи или DCAC, ФБР отклонило запросы, сделанные два дня тому назад относительно того, кто этим занимается – CNET собирал информацию по деятельности этого подразделения по кусочкам через интервью и обзор внутренних правительственных документов.

Подразделение DCAC имеет широкие полномочия, охватывающие всё от попыток перехвата и декодирования разговоров по Skype до создания специального аппаратного обеспечения для прослушки или анализа гигабайт данных, которые оператор беспроводной сети или социальной сети должен передавать согласно постановлению суда. Оно также предназначено для выполнения функции некой справочной разведывательной службы для полиции штата, местной полиции или иной федеральной полиции.

Центр представляет собой технологическую составляющую продвижения программы бюро «Going Dark» по прослушиванию интернета, на которую Комитет сената выделил в прошлом месяце $54 млн. Правовая составляющая является не менее важной: как уже сообщалось CNET 4 мая, ФБР хочет, чтобы Интернет компании не оспаривали предлагаемый закон, согласно которому социальные сети и провайдеры интернет-телефонии, системы немедленной передачи текстовых сообщений, и электронной почты должны будут встраивать в свои системы запасные ходы для осуществления правительством слежки.

Во время появления в конгрессе США в прошлом году, на то время главный юрист ФБР Валерии Капрони рассказывала о передаче, без разбора, «индивидуальных разведывательных» решений и «очень изощренных преступников». Капрони заявила, что новые законы, нацеленные на социальные сети и разговоры по Интернет-телефонии, потребовались из-за того, что «индивидуальные решения должны быть исключением, а не правилом».

Согласно лицу, знакомому с деятельностью ФБР в этой области, Капрони говорила о проблеме подразделения DCAC в создании специальных технологий слежки, направленных на конкретного человека или компанию.

В объявлении ФБР о вакансии в подразделение DCAC с конечным сроком подачи заявлений до 2 мая, имеются дополнительные данные. Соискателей просят предоставить описание своего опыта в части «стандартов радиоэлектронного наблюдения», включая стандарты PacketCable (используемые для кабельных модемов); QChat (используемые в мобильных телефонах прямой телефонной связи); и T1.678 (средства Интернет-телефонии). Одним из необходимых навыков по этой должности, оклад по которой составляет до $136 771 в год, — это оценка «решений радиоэлектронного наблюдения» для «перспективных» технологий.

«Мы ожидаем, что такие средства как CIPAV (шпионская программа «Адресный верификатор компьютерных и интернет протоколов»), которые будет создавать подразделение, рассказывает Стив Бок (Steve Bock), президент компании «Subsentio» в Колорадо, в отношении дистанционно устанавливаемой шпионской программы ФБР, которая использовалась для установления шантажистов, хакеров, удаляющих базы данных, растлителей малолетних, и наемных убийц.

Бок, чья компания помогает предприятиям соблюдать требования закона 1994 года CALEA (Communications Assistance for Law Enforcement Act – Закон о сотрудничестве коммуникационных операторов в правоохранительной практике) и консультировала Министерство юстиции, говорит, что, по его мнению, «ключевыми областями для подразделения DCAC будут Интернет и беспроводные сети». А третьей областью будет интернет-телефония.

Со своей стороны, ФБР в своих ответах на запросы, поданные на этой неделе, заявило о центре, который оно называет, как Национальный центр содействия внутренней связи ( National Domestic Communications Assistance Center) (даже Капрони использовала эти названия, как взаимозаменяемые), говоря, что:

Подразделение NDCAC будет выполнять функции координации действий по научным исследованиями и разработкам федеральных, местных правоохранительных органов и правоохранительных органов штата в части возможного радиоэлектронного слежения и способствовать распространению технологии среди правоохранительных органов. Технический персонал из других федеральных, местных правоохранительных органов и правоохранительных органов штата смогут получать консультации и рекомендации при возникновении у них сложностей во время реализации судебных постановлений о законном радиоэлектронном наблюдении.

Важно отметить, что подразделение NDCAC не будет отвечать за фактическое выполнение каких либо судебных постановлений о радиоэлектронном наблюдении и не будет играть никакой непосредственной оперативной или следственной роли при осуществлении расследований. Оно будет предоставлять технические знания и направления в ответ на запросы правоохранительных органов в части технической помощи.

По следующей ссылке находится полный текст заявления ФБР в Google+.

По информации лица, знакомого с порядками в ФБР, подразделение DCAC находится в процессе запуска, но еще не функционирует. Хотя в официальном документе Министерства юстиции ссылка на подразделение DCAC дается, как на «только что созданное».

«Они прилагают все усилия, чтобы не допустить прозрачности»

ФБР раскрыло лишь немного информации о подразделении DCAC, а данные о центре, ставшие общедоступными, были изначально получены через бюджетные заявки, направленные в комитеты конгресса. У подразделения DCAC даже нет своего веб-сайта.

«У меня возникает большой вопрос, почему нет прозрачности вокруг этого процесса?» спрашивает Дженнифер Линч (Jennifer Lynch), штатный юрист Фонда электронных рубежей (Electronic Frontier Foundation), группы гражданских свобод в Сан-Франциско. «Нам необходимо знать больше об этой программе, и о том, что делает ФБР. С какими интернет-компаниями они работают — с какими интернет-компаниями у них проблемы. Они прилагают все усилия, чтобы не допустить прозрачности».

Концепция подразделения DCAC была инициирована как минимум четыре года назад. Директор ФБР Роберт Мюллер (Robert Mueller), согласно внутренней документации ФБР, был ознакомлен с ней в начале 2008 года. В январе 2008 года, Чарльз Смит (Charles Smith), старший специальный агент и начальник отделения в Отделе операционных технологий ФБР, направил электронное письмо другим начальникам отделов с запросом предложений по бюджету подразделения DCAC.

Что касается разработки новых разведывательных технологий, то Куантико является эквивалентом Силиконовой долины для правительства США. Кроме того, что там базируются Оперативно-технологическое управление ФБР, которое может похвастаться разработкой «новейших и мощнейших технологий расследования для поимки террористов и преступников» и взяло на себя управление в создании подразделения DCAC, там также находится Подразделение исследований и инжиниринга ФБР, Управление расследовательских технологий Агентства по борьбе с наркотиками и Группа технических операций Службы маршалов США. В 2008 году издание Wired.com писало, что ФБР получило «прямой, высокоскоростной доступ к крупнейшим беспроводным сетям» через точку высокоскоростного доступа DS-3 в Куантико.

Сенатский комитет по бюджетным ассигнованиям заявил в отчете за прошлый месяц, что им выделены средства на радиоэлектронную разведку в сумме $54 178 000, что отвечает, как запрашиваемому, так и утвержденному уровню на 2012 финансовый год. Эти средства обеспечат Центр содействия национальной связи в части повышенной координации относительно законного радиоэлектронного наблюдения среди правоохранительных органов и служб, и промышленности услуг связи». (Пока неясно, все ли средства будут направлены на обеспечении подразделения DCAC.)

Пытаясь убедить Конгресс потратить деньги налогоплательщиков на подразделение DCAC, ФБР получило поддержку со стороны местных правоохранительных органов, которым нравится идея помощи в радиоэлектронном наблюдении. Запрос Министерства юстиции на финансирование на 2013 финансовый год предполагает, что подразделение DCAC будет «способствовать распространению решений и ноу-хау среди правоохранительных органов федерального уровня, уровня штата и местного уровня» и будет приветствоваться телекоммуникационными компаниями, которые «предпочитают стандартизировать и централизовать электронное наблюдение».

Резолюция 2010 года Международной ассоциации начальников полиции – надежного союзника ФБР по этой тематике – требует, чтобы «Конгресс и Белый дом поддержали Бизнес план Национального центра содействия внутренней связи».

У ФБР была также поддержка от Управления по борьбе с наркотиками, которое запросило в прошлом году $1,5 млн. на финансирование восьми дополнительных должностей в подразделении DCAC. Руководитель Управления по борьбе с наркотиками Мишель Леонарт (Michele Leonhart) заявил, что средства будут направлены на «развитие этих новых возможностей радиоэлектронного наблюдения». Управлением DEA не ответило изданию CNET на запрос дать комментарии по этому поводу.

Интересный намек на то, в какой части возможно сотрудничество подразделения DCAC и Управления национальной безопасности, появился в статье Джеймса Бамфорда (James Bamford) в апрельском выпуске издания «Wired magazine». Бамфор заявил, цитируя анонимное старшее должностное лицо из Управления национальной безопасности, что управлением «сделан громадный прорыв несколько лет тому назад в части его способности проводить криптоанализ, или взламывать, необъяснимые сложные системы шифрования» — препятствие, с которым правоохранительные органы сталкиваются при проведении своих расследований.

В конечном итоге, ФБР могут вынудить приоткрыть завесу тайны, которая окружает создание подразделения DCAC. 2 мая, комитет Палаты представителей поручил бюро раскрыть информацию «об участии других органов и достижениях центра» через три месяца после вступления закона в силу.