Новая волна кризиса

Для оценки уязвимости разных стран к экономическим шокам Банк международных расчетов предлагает воспользоваться коэффициентами обслуживания долга частного сектора и домохозяйств. Рассчитывается он просто: расходы на обслуживание долга (проценты плюс выплата основной суммы) делятся на доходы компании или домохозяйства. Соответственно, чем выше процент, тем уязвимее тот или иной сектор экономики.

России предрекают серьезный кризис

Самая щекотливая, с точки зрения долгов, пишет Слон.Ру, ситуация среди 16 обследованных БМР стран – в Австралии. Там на обслуживание долга частного сектора идет сумма, которая превышает треть дохода (почти вдвое выше медианного уровня 17,8%). Второе место делят частные предприниматели из Китая, Ирландии и Норвегии, где доля расходов на эти нужды колеблется между 27% и 28%. Для России, по словам опрошенных  экспертов, такой показатель не рассчитывается, но в настоящее время вряд ли превышает 20%.

Другой, более привычный показатель – доля просроченных кредитов от общей суммы кредитования экономики (см. таблицу). Заметнее всего показатель вырос с предкризисных 2006–2008 годов в странах PIGS, лишний раз подтверждая справедливость этой аббревиатуры, и в Венгрии. В России процент увеличился более чем вдвое – с 2,9% до 6,6%. А вот, например, в Индии, Индонезии и Турции доля плохих долгов, наоборот, снизилась.  

 Напомним, что в выходные завершился Санкт-Петербургский международный экономический форум, который обычно характеризуется множеством контрактов в топливно-энергетическом комплексе. Но гостям Северной столицы пришлось вести переговоры на фоне резко падающей цены на нефть - эталонный сорт Brent упал почти на пять долларов, ниже психологической отметки в 90 долларов за баррель.

Как следствие - минимум соглашений, все больше договоров о намерениях, а в кулуарах - рассуждения о второй волне глобального кризиса. Настораживает, что официальные лица заговорили о построении новой экономики, не завязанной на продажу природных ресурсов.

Инвестиции вместо нефти

Президент Владимир Путин заявил, что России нужна новая экономика, не зависящая от цен на нефть, которая все чаще становится источником мирового беспокойства. Глава Минэкономразвития Андрей Белоусов развил мысль: новым источником роста должны быть инвестиции, и правительству РФ предстоит кардинально улучшить инвестиционный климат. Казалось бы, все время президентства Дмитрия Медведева мы жили под лозунгом "Добро пожаловать, вложения в отечественную экономику", звучали обещания всячески помогать экономическим донорам, но инвестиционного бума что-то не видно. Скорее, судя по словам Белоусова, наоборот.

По оценке бывшего главы Минфина Алексея Кудрина, Россия находится в начале полновесного кризиса нового типа, а нынешнее руководство страны не осознает масштаба грядущей напасти.

"Вторая волна кризиса для России будет означать резкое падение внешнего спроса, сопровождаемого падением цен на товары российского экспорта. Нас ожидает сокращение производства в Европе, замедление темпов роста в Китае и Индии.

Поэтому в России нужно делать ставку на стимулирование внутреннего спроса", - уверен эксперт аудиторско-консалтинговой компании "Финансовые и бухгалтерские консультанты" Игорь Николаев.

По его словам, вторая волна кризиса может оказаться более продолжительной и чувствительной. И рассчитывать на рецепты, которые правительство опробовало в 2008 - 2009 годах, не стоит: "Наши антикризисные меры не смогли предотвратить рекордный спад экономики на 7,8% ВВП, чего не было ни в одной из стран "двадцатки". Поэтому трудно согласиться с теми чиновниками, которые говорят, что они готовы во всеоружии встретить новую волну".

Старые планы

Очевидно, что федеральные власти в любом случае не откажутся от антикризисных  методов трехлетней давности, которые включали госгарантии производственникам, накачку банков дешевыми деньгами, вето на сокращение работников и помощь госкорпорациям. В правительстве обсуждается антикризисный план, состоящий из четырех частей: бюджетные и социальные меры, поддержка реального и финансового секторов.

Медведев с министрами обещают разработать вариант бюджета на черный день - когда цены барреля нефти упадут до 60 долларов, для чего попросят у президента и парламента возможности распоряжаться 500 млрд рублей без внесения поправок в бюджет. Действительно, вдруг кому-то срочно понадобятся вливания из казны, а различные согласовательные процедуры займут слишком много времени. Закрадывается мысль, что, если бы кризиса не было, его следовало бы придумать. Надо же иметь возможность проветривать различные госфонды.

Новый глава Минфина Антон Силуанов обмолвился, что Россия намерена зарезервировать 40 млрд долларов из резервного фонда в 2012 и 2013 годах для поддержки отечественной экономики в случае углубления кризиса в еврозоне. Сейчас в резервном фонде и фонде национального благосостояния 145 млрд долларов. То есть, если нефть упадет до минимумов 2008 - 2009 годов (50 долларов за баррель), денег хватит примерно на год. Дальше надо будет или серьезно урезать расходы бюджета, или резко девальвировать рубль.

Сейчас заначка за пазухой государства примерно в полтора раза меньше, чем в 2008-м. Но, как говорят эксперты, проблема не в ее размерах. А в том, что для балансировки бюджета теперь нужна нефть дороже 100 долларов за баррель, а тогда хватало 70. Благо сейчас курс рубля колеблется гораздо свободнее, частично компенсируя потерю бюджетных доходов.  

Напомним, в мае рубль упал по отношению к доллару на 15%, в начале июня приближался к отметке 34 рубля за доллар. Но к концу прошлой недели доллар стоил 33,5 рубля. Антон Силуанов вспомнил, что раньше бывали падания и существеннее, а сегодня переживать не за что, ведь у Центробанка достаточно возможностей для того, чтобы удержать курс рубля, если потребуется. Лучше всего на тему национальной валюты высказался, кажется, Путин: "Не надо ориентироваться на апокалипсис в мировой экономике, надо надеяться, что ситуация будет лучше... Если курс рубля шевелится, значит, он живет. Политика плавающего курса, проводимая ЦБ, сдерживает инфляцию и предупреждает резкие скачки".

В общем, нам остается жить надеждой на лучшее. Положительный вклад в экономический рост внесли промпроизводство, сельское хозяйство и строительство, поддержанные усилившимся потребительским спросом. Показатели промышленности за первые месяцы выросли на 43,7%, в том числе производство и распределение электроэнергии, газа и воды увеличилось почти в два раза. Высокие темпы во многом обусловлены возобновлением работы пятого энергоблока НВ АЭС после модернизации.

Объем сельхозпроизводства вырос на 12,7%, в том числе мяса - на 15%, молока - на 10,7%, яиц - на 2,5% (в области реализуется более 70 инвестпроектов по развитию животноводства с общим объемом финансирования 55 млрд рублей, кроме того, к 1 апреля местным  сельхозпроизводителям оказана поддержка из бюджетов разных уровней на сумму 725,8 млн). Устойчивым трендом с начала года остается расширение потребительского спроса со стороны населения. Региональные рынки розничной торговли и платных услуг выросли на 15,5% и 17,3%. Стало быть, граждане смело и усердно тратят свои сбережения, не обращая внимания на страшилки о новой волне кризиса. И не такое видали.

А Украина?

Прогнозированная рецессия европейской экономики негативно повлияет и на Украину. Причиной этому, в первую очередь, станет снижение спроса на украинские товары со стороны Европы, считает директор экономических программ Центра им. Разумкова Василий Юрчишин.

"Снижение спроса на украинскую продукцию негативно повлияет на нашу экономику, ведь Европа занимает в украинском товарообороте примерно четвертую часть всей внешней торговли, - говорит эксперт. – Второй причиной станет падение интереса Европы к продукции из других стран, что косвенно также повлияет на снижение украинского экспорта в эти страны".

По мнению эксперта, пока трудно спрогнозировать, какой год – 2012 или 2013 – станет более сложным для украинцев, но уже сейчас видно, что в 2012 году для нас стала актуальной долговая проблема.

Напомним, ООН ухудшила прогноз роста мировой экономики в 2012 году до 2,6%. Эксперты не исключают и более пессимистического сценария. В этом случае мировая экономика прибавит всего 0,5%, а ВВП стран СНГ упадет на 2%.

Тем временем материнские банки выводят деньги из своих украинских «дочек». Почему так происходит, и чем это грозит простому украинцу?

Сбросить груз

В начале июня шведская финансовая группа SEB продала свою украинскую дочернюю структуру «СЕБ Банк». «Теперь «СЕБ Банк» не является частью SEB Группы, а торговая марка «СЕБ Банк» будет временно использоваться на рынке до момента запуска нового бренда финансового учреждения», — отмечают в банке.

Это — заметное событие для украинского рынка. Согласно данным Нацбанка Украины, на первое апреля 2012 года по размеру общих активов «СЕБ Банк» занимал 59 место (3,32 млрд грн), а «Евробанк» — 93 (1,382 млрд грн) среди 174 действовавших в стране банков. Эксперты считают, что уход шведов из Украины — это только начало, до конца года вывести активы из нашей страны могут еще несколько иностранных финансовых групп, публикует  ukrlenta.net.

Одна из главных причин — проблемы в еврозоне. В октябре 2011 года американский Goldman Sachs опубликовал прогноз, согласно которому минимум 50 из 91 европейских банков могут провалить очередные стресс-тесты, в которых заложены более жесткие параметры по сравнению с аналогичными проверками в июле 2011 года. При этом совокупный дефицит банковского капитала может составить 139 млрд евро.

В числе банков, которым может потребоваться дополнительный капитал, помимо прочих, Commerzbank (в Украине — банк «Форум») и UniCredit (владеет в Украине UniCredit Bank и бывшим «Укрсоцбанком»).

Чтобы удержаться на плаву и получить правительственную помощь, финансовые группы скорее всего будут избавляться от своих непрофильных активов. Украина — первый рынок, который могут оставить данные структуры. Это в принципе уже происходит.

«Европейский центральный банк кредитовал банки стран еврозоны на невиданную сумму — более 1 трлн евро, но это не решило проблемы ведущих европейских банков. Поэтому сегодня мы столкнулись с тем, что эти банки выводят к себе капитал из своих украинских филиалов», — объясняет премьер-министр Николай Азаров. Рискованным украинский финансовый рынок делают грядущие парламентские выборы, а также жесткая политика Нацбанка по удержанию курса гривны.

Самые надежные банки в мире по версии Блумберг

«Средства выводятся из Украины из-за растущих политических рисков. В этих условиях банки не могут наращивать выдачу кредитов, — считает Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра.

Группа риска

Первым кандидатом на выход считают немецкий Commerzbank. Его украинская «дочка», банк «Форум», закончил 2010 год с одним из крупнейших убытков по системе (-3,3 млрд грн.). При этом банк значительно сократил филиальную сеть в Украине.

Впрочем, слухи о его уходе ходят уже давно, но банк по-прежнему работает в прежнем качестве. Да и в самом Commerzbank не подтверждают информацию об уходе с украинского рынка. Аналогичные слухи ходили и об «УкрСиббанке» (дочерняя структура французской группы BNP Paribas Group), который входит в пятерку крупнейших банков страны, а также об «Эрстебанке».

Впрочем, в данных учреждениях такую информацию ни официальном уровне, ни на рядовом, не подтверждают. «У нас все стабильно, работаем, развиваемся. Никаких разговоров о продаже или закрытии я не слышал», — рассказал сотрудник «Укрсиббанка». По его мнению, причиной таких слухов мог стать пересмотр рейтинга материнской структуры BNP Paribas агентством Moody’s.

Также недавно в одном из своих выступлений исполнительный директор Raiffeisen Bank International Герберт Степич заявил, что группа покинет рынки одной-двух стран Восточной Европы, правда каких именно, не уточнил. Данная структура имеет в Украине свою дочь «Райффайзенбанк Аваль».

 

Однако, скорее всего, об Украине речь не идет. По его словам, Группа все еще «видит хорошие темпы роста экономики в России и частично, возможно, в Украине». Впрочем, Владимир Лавренчук, председатель правления «Райффайзен Банк Аваль», в одном из своих последних интервью сказал, что сейчас спроса на украинские банки нет.

По словам банкира, украинский рынок не является привлекательным, его прибыльность очень низкая, а, следовательно, и привлечь деньги от продажи банков практически невозможно. Предпосылки для разговоров об уходе итальянской группы UniCredit дала стратегия, которую утвердила группа для своего развития. В частности, она определила четыре страны с «высоким потенциалом для развития группы». Украина в эту четверку не вошла.

Экономия — в кассу?

Впрочем, эксперты убеждены, что даже если кто-то из «иностранцев» решится покинуть украинский рынок, с вкладчиками они аккуратно расплатятся. Ведь банки с иностранным капиталом являются одними из самых безопасных. Их материнские структуры имеют достаточные ресурсы для того, чтобы решить проблемы с вкладчиками — в частности, они уже поступили так в кризисном 2008 году. К тому же данные структуры заботятся о своей репутации, а сложности с недовольными вкладчиками такой большой страны как Украина могут сильно подорвать их имидж.

Однако, риски могут значительно возрасти, если иностранные финансовые группы решат продать своих «дочек» в Украине. Другими словами, вы вложите средства в надежный французский или скажем немецкий банк, а через полгода выяснится, что данный банк продан какой-то из украинских структур. Будут ли отечественные финансисты так же честны со своими клиентами, спрогнозировать сложно. Опыт показывает, что так бывает далеко не всегда — достаточно вспомнить историю с «НадраБанком» или «Родовидом». Как известно, государство до сих пор не решило эти проблемы.

Экономика в опасности

«То, что иностранный капитал уходит с украинского финансового сектора — плохо для экономики страны. В конечном итоге это сильно ударит по промышленному сектору Украины, он будет сокращаться», — говорит Владимир Лановой, президент Центра рыночных реформ, экс-министр экономики. Ведь, по словам эксперта, экономически успешное государство — это такое государство, в котором есть избыточное предложение средств, экономика насыщена деньгами.

«Тогда будут у банков низкие процентные ставки на кредиты, а если ставки будут низкими, предприятия могут брать кредиты и развиваться», — говорит Лановой. По мнению эксперта, украинские банки могли бы заполнить вакуум, который образуется после ухода иностранного капитала, однако такое возможно только при привлечении большого количества депозитов от населения, что в свою очередь возможно при низкой инфляции (1-2%) и высоком доверии украинцев отечественным банкам.

Зато другой эксперт, экономист Виктор Лисицкий, отмечает, что он не заметил какого-то сильного оттока иностранного капитала из финансового сектора Украины. «В мае удельный вес иностранного капитала в общей доле рынка Украины наоборот даже немного вырос. Но я заметил, что иностранцы, увидев как регулируется этот бизнес в нашей стране, умерили свои планы по развитию. Снижение активности иностранных банков тоже плохо скажется на экономике, это не будет способствовать интеграции нашей страны в мировую экономику», — говорит Лисицкий.