Луценко перевели в корпус пожизненно заключённых

Об этом он рассказал в интервью Голосу Америки.

"Лукьяновская тюрьма построена в середине ХІХ-го столетия. Согласно "Оксфордской истории тюрем" она относится к системе "тюрем запугивания". Но, честно говоря, дикарские условия содержания не повлияли на меня нисколько", — сказал он.

"Другой вопрос — психологические нагрузки, оборона своего "я". Конечно, я понимал, что не просто так меня поместили в блок для пожизненно заключенных, а в соседней камере сидит убийца милиционеров", — сказал он.

"Я знал также, что распечатки из камерной системы видеонаблюдения носят "наверх" для утехи заказчиков. Конечно, я сознавал, что меня испытывают, водя по коридорам Генпрокуратуры на длинной цепи в наручниках, лишая пищи и туалета на 10-12 часов", — рассказал он.

"Хуже всего было, когда в открытые двери мне будто случайно показали, что старшего сына вызвали на допрос. Но все это отпало очень быстро из-за сочувствия и уважения, которое я видел в глазах и ощущал, в рукопожатиях персонала, милиционеров, врачей, большинства заключенных. Это сняло с меня огромное психологическое бремя", — сказал он.

"Конечно, эти 19 месяцев в бетонном мешке не могли не повлиять на меня. Физическое состояние, безусловно, не является наилучшим... Наедине врачи говорят о необходимости срочной госпитализации, но в составе комиссии подписывают заготовленные тюремным департаментом рекомендации пить анаболики и креон", — рассказал он.

"С моральным самочувствием все намного лучше. Острое противостояние с режимом дает ощущение единства того, во что я верю, что я говорю и что я делаю. Очень помогает поддержка родных, друзей и писем от простых людей. Я полон оптимизма и планов на будущее", — добавил Луценко.

Он также считает, что для того, чтобы противостоять "беларуссизации" Украины, нужно радикально очистить правоохранительные органы и судебную систему, ввести выборы глав Апелляционных судов, начать суды присяжных. Также он считает необходимой "декоммунизацию общества, которое постоянно находится в плену призраков своего прошлого".

"Я уверен, что страна нуждается в программе развития украинской идентичности как основы своей государственности", — сказал он.

"Третье направление — демонополизация и дебюрократизация экономики, создание системы свободной конкуренции и предпринимательства. Только это может остановить трагическое обнищание абсолютного большинства украинцев, восстановить их доверие к своему государству", — считает Луценко.